?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Летний день в Болонии

Не смотря на невовремя подступившую хромоту - привет от анкарийской объездной дороги, по которой я топал пешком через жару и копоть с рюкзаком на спине - лежать в хостеле мне было скучно. Буквально в километре от ноющего меня простирался древний итальянский городок, жилье я продлил всего-то на одни сутки (-14.5 евро), и терять эти сутки без впечатлений никак не хотелось. Поэтому, выпросив у длинноногой и длинноволосой горничной Мариэллы бинт и пластырь, я залепил и замотал ими свои раны, и отправился в Болонию.

Кстати про топонимику. Как этот городок нужно правильно называть - "в Болоньи" или "в Болонье", я все еще не решил. В Болонье, в воронье и в безвременье. Или в безмятежьи, медвежьи и волчьи - тут мои познания русского стремительно валятся в пропасть. Поэтому я перекрестил городок в женского рода Болонию. Из Болонии. Как-то созвучнее моей и без того витеиеватой лексике. Впрочем хватит обо мне.

Картинок понащелкал, но картинки будут потом. Пока словами.



Замотанная мусульманка на остановке болтает по телефону, при этом в одной руке у нее ребенок, в другой - куча пакетов. Телефон всунут в щель между щекой и платком, плотно укутавшим голову до глаз и губ. Угадывается по выпирающей форме, и громкому арабскому щебетанию владелицы в пространство. "Мусульманский хэндс-фри".

На другой стороне улицы стройная брюнетка в шортах катит перед собой коляску с малышом. Рядом синхронно с ней едет другая коляска - инвалидная, с моторчиком. В ней сидит веселый полный дядька, болтает одновременно с малышом и его мамашей. Наверное отец семейства. Очень трогательная картинка, без иронии.

На столбе реклама, "Divani Outlet". Подумалось что наши диваны - наверняка итальянское же слово. Divani & Kriesla. И сыновья.

В автобусе замечаю все те же лица, с которыми ехал вчера вечером в хостел из центра. Городок маленький, все друг друга знают. Киваю очень беременной тетушке, у которой вчера выяснял где мне выходить. Она кивает в ответ и спрашивает, хорошо ли я заселился. Жалуюсь ей на стертую ногу и рассказываю как хотел спереть в номер пачку сыра с завтрака. Тетка смеется и делает нарочито строгое лицо.

По выходу из автобуса №93 на улице Милле первым мне встречается парень в агрессивнейшей тату-футболке. Какой-то салон отпиарился на ней настолько знатно, что Босх со своими картинами показался бы рядом - росписью стены детсада Солнышко. На груди парня кто-то кого-то ест живьем, сзади приковали к столбу и режут в кровищу и адище, по коротким футболочьим рукавам вообще течет такое, что не к столу будет сказано. При этом видимые кожные его покровы - совершенно невинны и без единой тату-крапинки, нежная золотистая кожа шестиклассника. "Сублимирует" - решаем мы со стариком Фрейдом.

Мимо проносится бабка на мотороллере, натуральная такая пенсионерка из тех, что сидят на лавочке и трут кости подъездным жильцам. Под бабкой - не старенькая веспочка ее ровесница, а реальная зверюга с мотором кубов в двести и пластиковым обвесом. На седой голове белоснежный шлем, вокруг шеи - голубой шарфик. Между голых костлявых коленок в возрастных пятнах зажата коричневая сумка с логотипами из букв V и L. Наверняка настоящая.

Тут вообще всё очень настоящее. Пресловутые ставни на окнах, с горизонтальными наклонными планками - они же совершенно же отсюда. Здесь придуманы и здесь висят сотни лет. И каменная кладка на мостовых. И оранжевые стены. И фрески на фасадах. Старые деревянные двери с латунными ручками. Сами эти ручки с головами львов, тигров и прочих приветливых кошек. Горшки на окнах с петуньей - наверняка именуются Pettunio, на языке оригинала.

Подхожу к местному прохожему узнать направление на улицу Ирнерио. "Чё тебе нада?" - отвечает прохожий на русском языке так, что я офигеваю на полминуты. Потом соображаю, что это он не нарочно, что это он на самом деле спрашивает "что вам нужно на той улице конкретно, я подскажу", просто не знает верной формулировки. Звучит его вопрос весьма уморительно.

Здоровенный скинхэд в татухах и берцах, в черных штанах, с блестящей на солнце макушкой - выгуливает такую же страшную боевую собаку. Собака тянет его за поводок к какой-то интересной ей ерунде на тротуаре. Скинхед тянет ее обратно, потом наклоняется, что-то шепчет и целует в нос. Лица обоих светятся искренней и взаимной любовью. Краду себе ее кусочек вприглядку.

Заглядываю в старинный отель в центре, узнать стоимость "уан персон уан найт", из чистого любопытства. Смуглая девица за стойкой болтает по телефону. Пока жду ее, краем взгляда вижу табличку на стене. "Наша оценка на booking.com - 8,2 балла". Хвастунишки.

На углу Виа Дель Индипендеза и Виа Марсала - огромный развал с одеждой. По проволочным корзинам разложены кучами майки, штаны, какая-то бельевая мелочь. Сверху ценники в один, два, три евро максимум. Заправляет пиром легкой промышленности пара арабов в халатах. Подхожу, интересуюсь размерами. Смеются в ответ, машут руками - что найдешь всё твое. В итоге копаюсь в корзинах минут двадцать, ухожу довольный - в сумке у меня новенькие штаны длиной три четверти, ценой в два евро. Можно хвастаться что в Италии у меня был шопинг, "вы не поверите, насколько там всё дешево, особенно одежда"))

Сумка у меня кстати стамбульская, тряпочная. Искал что-нибудь для ручной клади в самолет, чтобы не сдавать багажом всю свою электронику. В итоге мне ее подарили в той кондитерской, где я купил пахлаву для Лизы. На сумке логотип и надпись: Хафиз Мустафа, Стамбул, с 1864-го года. "Вы из Стамбула?" - спросила меня тетушка в туринформации. Да я и не помню уже, откуда я изначально. "Айм трэвеллер, рашн райтер".

На стене дома крупная надпись краской Crowdhousing. Интересно, правда или так, шутка про -funding. Сам дом облезл и запущен, выбитые окна, перекошенные двери. Наверное не шутка.

Напротив на магазине вывеска - Casa Dolce Casa. Хоум свит хоум стало быть.

Посреди жаркой и душной площади стоят огромные античные ворота, целая арка. Год постройки выбит в камне, естественными тут римскими цифрами, гордо и на века, прямо над сводом. Ниже и слева к старинным кирпичам приклеена скотчем бумажка. На ней - тот же год уже нашими, арабскими. Для невежд-туристов, путающихся во всех этих MCCXLVVCMMVL))))

Еще один плакат на остановке веселит неожиданной кириллицей. "Вiдправляйте гроши!". Наверное для украинских нянь, работающих тут на прокорм оставленных дома мужей и детей. Стараюсь думать, что для нянь.

Навстречу все время идут мужики умопомрачительной стильности и ухоженности. За ними следом еще и волна парфюма струится. И туфли блестят на солнце. И пуговицы на темных пиджаках под светлые летние брюки. И шелковые платки скрывают уже неидеальные шеи - мужикам часто под и за семьдесят. Чувствую себя рядом с ними клошаром и дикарем. Прячу свой походный маникюр стыдливо в карманы.

Впереди один такой идет за ручку с девицей раза в три его младше. На ней - короткие джинсовые шорты, условная майка и черная грива волос. Щебечут и улыбаются. "Папа и дочка". Проходя мимо меня, папа обнимает дочку за талию и целует в губы. "Кхм." Дочка виснет на его шее и блаженно закрывает глаза. Старый лис меряет меня взглядом, я показываю ему большой палец. Он кивает. "Дочка" меня не замечает.

В паре книжных магазинов спрашиваю карту севера Италии, мне по ней завтра тащиться автобусами и поездами. В первом только схема центра города, во втором есть за семь евро, упакованная в пластик, непонятная. Решаю поискать еще, и обнаруживаю на Виа Галлиера прекрасный "букинист". Внутри него довольный и приветливый дядька раскладывает передо мной веер итальянских карт - 70-х, 60-х, 50-х годов! Почти новые, с логотипами заправочных сетей и стильными картинками на обложках. И все по пять евро. На радостях беру две, итальянскую и французскую, до самого Бильбао. Поеду по таким же винтажным дорогам, автострад на них не нарисовано. Сторговываюсь на азарте до восьми евро, дядька деланно обижается, но дает сдачу с десятки. Подумав, возвращаю ее. Дядька отказывается со строгим лицом, сделка есть сделка.

За двумя наклонными башнями, очень напоминающими те, что у нас в Сванетии (у нас))) обнаруживаю узкую улочку, исписанную граффити. Но исписанную крайне выборочно. В тэгах и картинках - только ставни и двери. Стены не тронуты. А может свежепокрашены утром. Видимо стены исторические, а навесные детали - частные.

Несколько колонн затянуты сеткой с табличками про ремонт. Подхожу поближе рассмотреть детали - ничто не проявляет суть города и его жителей так, как отношение к временным конструкциям. Конструкции впечатляют своими подробностями. Сетка не просто примотана к колоннам. Она натянута на тонкие межколонные провода, прикреплена к ним пластиковыми хомутиками. Сами провода огибают реставрируемую красоту, крепятся к ней на старинные головки торчащих гвоздиков. Под пятку каждого столба опалубки подложена пластиковая дощечка с логотипом ремонтной фирмы. Придраться не к чему совершенно. Фотографирую подробности на память и в назидание.

На площади имени Джузеппе Верди нет памятника Джузеппе Верди. Зато есть каменные колонны высотой по пояс, с натянутой латунной цепью в руку толщиной. Столбики парковки. По площади едет велосипедист, за ним несется с лаем собака без поводка. Велосипедист отбивается от нее ногами и едва ли не падает на мостовую. Собака изгоняет его в переулок, довольная возвращается к компании арабов на углу. "Она всю жизнь тут живет. Зовут ее Никита." - поясняют мне арабы. "Я почему-то так и подумал." - шучу им в ответ.

Нога снова разболелась, но пошел я явно не зря. Завтра уже не успею погулять, надо идти за билетами и ехать дальше.

Дожидаюсь на остановке свой 93-й автобус. В руке у меня бумажка с его расписанием, взятая на стойке в хостеле. Остановка называется Sferisterio, наверное тут что-то круглое находится неподалеку. Судя по бумажке, автобус должен прийти ровно в 14:22, и это ":22" восхищает меня неимоверно. Достаю планшет и целюсь его камерой в угол дома и одновременно на мои ручные часы. Ровно в двадцать две минуты из-за угла показывается квадратная автобусная морда.

Пока она приближается, успеваю купить в лавке у арабов килограмм сладчайших здоровенных слив, каждая размером с приличное яблоко. Ем их по дороге прямо так, немытые, рукой из пакета, сливовый сок течет по пальцам и подбородку, но я этого не замечаю пока не съедаю весь килограмм целиком.

Ковыляю в хостел, промываю и перевязываю ногу, валюсь на кровать, просматриваю сотню фотографий на планшете. Очень приятный оказывается город эта их Болония. Жить в ней вполне можно))

Comments

( 3 comments — Leave a comment )
kapystka
Aug. 5th, 2014 07:41 pm (UTC)
Не надо фоток!!
Я все представила и увидела !!!
Спасибо )))))
zartem
Aug. 5th, 2014 09:32 pm (UTC)
Написано здорово, но фоток всё равно хочется. :)
vvelda
Aug. 6th, 2014 03:11 am (UTC)
Дяденько Хафиз отличную пахлаву делает, правильно везется :)
( 3 comments — Leave a comment )

Profile

geotales
Гоша Димитрюк

Latest Month

February 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
2425262728  

Tags

Powered by LiveJournal.com