?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Гроза

- Гоша-а-а! Гоша, ты где? Вылезай уже, хватит прятаться.

Громкий, настигший меня, соседский голос был спасением среди всего этого ада, разверзшегося сверху, сбоку, снизу под ногами, громыхавшего над дырявой крышей в черном густом небе.

- Иду-иду... - прокашлял я, промокший и продрогший, выбираясь наружу из своего укрытия. Юркнул под огромный соседский зонт и зашагал с ним к дому.

- Горе-турист... - ворчал Шота на грузинском, прикрывая меня от ветра и дождевых струй. - Нафига ты вообще поперся сюда, дома бы сидел в такую погоду.

Я кивнул ему дрожащим подбородком, прикрываясь от воды дрожащей рукой. "Нафига, нафига... Поди попробуй ему объясни."



Свет вчера вырубили внезапно. Хотя когда его вообще вырубали запланированно и ожидаемо? Свет он такой, дернул где-то электрик или порыв ветра за рубильник или электрический столб - и всё, привет. Сиди кукуй на своем чердаке, в Небесном Кабинете.

И ведь даже фонарик с собой не взял. Светло же было в семь вечера, кто ж знал что засижусь тут до полуночи, и что свет отключится вот так, посреди грозы. "Кто знал что зимой пойдет снег", действительно.

В кромешной темноте, однако, грохотало очень прилично. Молнии за окном то и дело резали пространство, то на своем верху, то прямо в землю в долине перед домом. Плюс ливень. Плюс ветрище такой, что деревья к земле гнутся.

Вот что в такую погоду делает обычный спокойный человек, хоть крестьянин, хоть финансовый брокер? Правильно, закрывает окна-двери, зажигает свечку (первый) и ночник от ИБП (второй), и сидит с книжкой или с "Теорией Большого взрыва" в ноутбуке, запивая их горячим чаем с вареньем. Ждет, пока снаружи там отгромыхает и отольется, утихнет и включится снова.

Но совсем иначе выглядят легкие курильщика. То есть - восприятие реальности свихнутым на всю голову товарищем, у которого в этой голове живет кроме обычного семейства тараканов еще и три десятка персонажей, как в джоне малковиче.

Посидев на чердаке пару минут с мыслью "вот-вот включится", и поняв, что включится оно еще нескоро, поглядев рассеянно в окно на клокочущее и бушующее небо, на ломающиеся от ветра ветки, на потоки воды с крыши прямо в окна, я вдруг осознал:

Черт! А ведь гроза же! Настоящая!

И что надо обязательно пойти посмотреть.

Это ведь уже профдеформация головного мозга, а не восприятие реальности. Всё что происходит вокруг, всё что громыхает, или пахнет, или приятно наощупь, или несется мимо, мигая и веселясь, или плачет на ступеньках, или спит свернувшись клубочком - обязательно нужно рассмотреть. Облачить в голове этот визуальный, тактильный и ольфактивный образ в ту единственно верную и яркую словесную оболочку, прочную как кокон, как титановый корпус подлодки - и сохранить его в себе уже в вербальном, буквенном виде.

Как именно оно свернулось на этих своих ступеньках? Почему вот так, а не иначе? Как поджало цепкие лапки, или выпростало их из-под курточки, или скребет во сне коготком по щербатой плитке, или... или...

Всё интересно. Всё нужно увидеть, потрогать, понюхать, покатать на языке, завернуть в словесный фантик и положить к себе на полку, подписать и приклеить ярлычок, внести в базу по ключевым словам. Чтобы в нужное время, в нужном рассказе оно аккуратно было бы извлечено, обдуто от пыли, развернуто и подано - именно таким, каким оно было поймано в тот самый миг первого и яркого впечатления.

Невозможно описать бурное море, сидя на берегу и листая ролики в ютубе. Неправда получится. Фигня полная. Чтобы почувствовать силу волн, запах брызг - нужно залезть на мачту, или хотя бы выползти на палубу, еще со свежим вкусом рвоты на губах от морской своей сухопутной болезни, нужно зависнуть на леере и снова от души блевануть в океанскую глубину. Нужно попасть под настоящую промозглую ледяную волну, замереть от ее вонзившихся во все тело капель. Стоять на палубе, вися на каких-то морских веревках, названия которых так и не запомнил, сколько ни бил тебя старпом, болтаться с этими веревками под ударами новых и новых волн, мокрым до стелек в ботинках.

И только тогда, дома, в тепле, халате, тапках, с котом на коленях и клавиатурой под руками, закрыв на секунду глаза и мысленно набрав тег "шторм" - вот только тогда можно найти правильные слова и буквы. И вставить их именно туда и именно так, где и как им самое место.

Помню у Татьяныча был хороший параграф про фотобанки. Дескать, чем переть очередную цельнотянутую чужую картинку в статью про цирроз печени - да ёлы-палы! возьми ты камеру и настоящий железный топор! выйди наружу в свой Газетный переулок, останови любого прохожего и ...

А тут настоящая всамделишная гроза за окном. Мало ли где потом пригодится.

Колебался я меньше минуты. Потом наощупь, под всполохами молний, спустился вниз, накинул халат, вступил в сапоги, нащупал огромный хозяйский зонт. Сунул в карман фонарик, проверил - горит.

И пошел в стихию. За новой инвентарной единицей себе в голову.



Меж тем, пока я колебался и собирался, снаружи началось совсем уже светопреставление, концерт Жана-Поля Жарра приехал непосредственно в Гурию.

Наверху грохотало каждые десять секунд. В такт грому вокруг всё полыхало так, что я, например, сразу понял, почему в мультфильмах изображают отсвет молнии именно этим способом - когда сначала ее вспышкой озаряется предмет, а через мгновение контур этого же предмета повторяется в кадре с небольшим смещением.

Все мультипликаторы знают такой эффект. И все зрители вспомнят его, если задумаются. Но механику его я, например, не мог просечь - откуда второй всполох, если искра молнии была одна, и длилась сотые доли секунды?

Только выйдя вот сейчас в это громыхающее и льющееся пространство, присмотревшись и прислушавшись к стихии и себе, я сообразил. Вспышка молнии озаряет предмет, и через расширенный в темноте зрачок непосредственно в глаз наблюдателю впечатывается мгновенная его картинка. Но глаз продолжает двигаться, и засветка на его дне еще полсекунды-секунду остается яркой, красноватого отлива, как если нажать на закрытый глаз пальцем сбоку - вот такая же. От нее и отсвет, и двойной предметов контур, как в любом мультике.

Круто же. Поди такое сообрази насухую, в доме и в тапочках. Да ни в жисть.

Еще интересный эффект был пойман от очень ярких вспышек молнии. Простая гражданская ее вспышка хоть и озаряла окрестности на мгновение, но светила подобно луне, тускло, нефактурно. Все кошки так и оставались серыми.

Боевая же сверхвспышка, например, от удара в землю метрах в пятистах от меня - освещала всё вокруг словно дневное солнце. С тенями, всеми делами, это было ожидаемо. Неожиданно было то, что в свете ярчайшей молнии всё вокруг становилось не просто освещенным, оно становилось Цветным!

Прямо среди глухой ночи - был уже первый час - я отчетливо видел зеленые деревья! красные крыши! голубые облезлые ворота посреди поля! Даже цвет зелени различался так, как различается солнечным днем, виноград - светлее, трава ярче, деревья с совсем уже по-июльски темными листьями. Удивительное зрелище.

Удивительное, и явно стоившее того, что за полчаса визуальных наслаждений я успел основательно продрогнуть. Шлепая по скользкой глинистой дороге, запинаясь об ее камни и перешагивая потоки воды, я отошел от дома довольно далеко, практически к самой реке. Интересно же было глянуть, как эти струи и ручьи в нее стекают! Где прокладывают себе дорогу, как падают с обрыва вниз, как тянут с собой камни и клочки травы.

Всё интересно! Всё надо запомнить! Всё облечь в слова и буквы! Всё хочу!

Стоя на краю обрыва, под струями воды и ветра, под грохочущим сверху и сбоку, под громом и молниями, смотря, слушая, ощущая и запоминая, едва не сваливаясь вниз в реку, тщетно прячась под большим хозяйским зонтом, я не думал ни о чем другом. О том что молния вполне может шарахнуть не в кочку за речкой, а непосредственно в меня. О том, как дойти домой обратно, не потеряв сапоги в глинистой жиже под ногами. О том, что будет завтра, через неделю, через год. И что было год, или пять, или жизнь назад.



Естественно, что сверху меня тоже заметили. Сначала намочили. Потом, увидев, что этого явно мало, дунули на меня, завертели порывом ветра, чуть не опрокинули на колени...

И отобрали нахрен хозяйский зонт.

Он вырвался из скользких задубевших рук, перевернулся в воздухе несколько раз - пятью яркими стоп-кадрами под вспышкой молнии - и канул в реку.



Что характерно, весь наблюдатель сил природы у меня сразу выключился. Без зонта я, как Люк Скайуокер на планете Хот под брюхом у АТ-АТ, оказался со стихией один на один. Соотношение сил было явно не в мою пользу.

Зонта нет. Халат хоть выжимай. Дом неизвестно где. Льет ведерный ливень. Фонарик светит но не греет. Сапоги внутри мокрые по щиколотку. Отлично погуляли, набрались ощущений.

Сверху похохотали и пустили несколько молний уже непосредственно в мое поле. Грохот поднялся такой, что хоть уши затыкай полами халата. Светло как днем. Какие там цветные листики и травки - видно было на километр вокруг! Залитое полуденным солнцем полуночное кукурузное поле простиралось вокруг мокрого и холодного ловца ощущений. Похоже что последним из этих ощущений, структурированным, обернутым в единственные и подходящие слова, занесенным в базу данных по тегам "хана, кранты, смерть на поле, а ведь не пожил, помогите" - планировался удар молнии непосредственно мне в голову, аккурат в центр базы данных.

Впереди во тьме и всполохах замаячил сарайчик. Быстрыми скачками между струй я добежал до него, распахнул двери, рухнул в солому, выжал халат. Хоть какое-то укрытие от громовержца. Выдохнул с вопросом, надолго ли снаружи весь этот праздник, и вообще нахрена я поперся на эту вечеринку.

Упал в траву, накрылся халатом, замерз окончательно и умер.



- Гоша-а-а! Гоша, ты где? Вылезай уже, хватит прятаться.

Сосед светил боевым армейским фонарем прямо мне в лицо, стоял в дверях сарая, огромный, заслоняя собой и своим парашютно-десантным зонтом молнии, гром, воду, воздух, огонь и землю. "Наши пришли".

- Ты чего тут разлегся, турист? Пошли домой, там Нино уже лепешек напекла. Вино греется, хачапури стынет, не время еще помирать. Держи зонт, чудо.



Уже в доме, у печки, в темноте и прыгающих по стенам огнях от нее, в ее тепле и мареве, в сухом соседском халате и с полотенцем на голове, со стаканом в одной руке и лепешкой в другой, под их хохот и расспросы "куда ты поперся-то в грозу, чудак! мы видели из окна, потом искали тебя, кричали, не слышал разве? вот ты искатель приключений, а!" - я сидел, смотрел на них всех, на Шоту, на его красавицу Нино, на старенькую бабушку в таком же старом кресле, на детей, на печку, на огни, на бурю за толстым и надежным крестьянским окном.

Как им объяснишь, зачем.
Вот за этим вот ощущением, которое сейчас было у меня внутри.

Как раз за ним)

Comments

( 6 comments — Leave a comment )
grafic747
Jun. 13th, 2014 12:37 pm (UTC)
Что, турист, высер мозга опять, пейсатель грузии недописненый. Меньше пей там, а так у тебя репорты зачотные, пешы есчо...
yuditi
Jun. 13th, 2014 01:56 pm (UTC)
понимаю тебя на 100%...прочувствовать всё - это такой кайф!
ptica_dragon
Jun. 13th, 2014 04:49 pm (UTC)
Красивая гроза!
Ну как тут удержаться?
Ju Scher
Jun. 13th, 2014 08:22 pm (UTC)
+
круто и чётко, как лазером по микросхеме
(Anonymous)
Jun. 22nd, 2014 12:59 pm (UTC)
Жарра зовут Жан Мишель
geotales
Jun. 22nd, 2014 01:23 pm (UTC)
И че?
( 6 comments — Leave a comment )

Profile

geotales
Гоша Димитрюк

Latest Month

February 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
2425262728  

Tags

Powered by LiveJournal.com