Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

.Прикладная климатология

.Вечером зашел сосед, с бутылкой домашнего вина. Усадил его на террасе, налил по стаканам, послушал тост — без тоста тут ни глотка сделать не положено, потому наверное никто и не напивается вдрызг.

Хотя казалось бы — вина в каждом дворе сотни литров, наливай да пей. Нет, и одному нельзя, и без тоста нельзя, и без застолья никак. А в застолье тоже много не выпьешь, столько еды вокруг. Да и пока выслушаешь всё то, что тебе нажелают под каждый глоток. Нет, спиться тут никак не выйдет.

Посидели, посмотрели на вечерние тучки, подсвеченные из-за горы закатным солнцем.

— Что, Шота, будет завтра дождь? — спрашиваю.

— Не, не будет. Завтра не будет. Послезавтра будет дождь. — отвечает уверенно.

Ого, думаю. Вот это крестьянская климатология! Это он посмотрел на сегодняшние вечерние тучки, и по ним определил, что к завтрему они еще не поспеют, а вот к послезавтра точно польют. Вот что значит сельская жизнь!

Конечно, когда всю жизнь вот так в поле, от зари и до темна, когда вся работа за лето может пойти насмарку, если не убрать урожай до дождей, когда все заботы и планы определяются природной благосклонностью — постоят еще неделю солнечные дни, и считай лишнюю подводу сена заготовил скотине на зиму. Конечно, всё это формирует восприятие мелких, незаметных глазу признаков, формы облаков, силы ветра, его направления, да и примет же всяких тьма есть, чайки там летают низко, или стрижи высоко, домашняя птица на закате притихла ль в ожидании непогоды. А спроси крестьянина, как и по чему он определил будет дождь или не будет, так он и не ответит, покачает только головой удивленно, мол, разве сам не видишь, к дождю же дело идет, но точно не завтра, а вот послезавтра наверняка ливанёт от души.

— Да. — кивнул Шота в ответ моим мыслям. — Завтра еще солнце, а послезавтра польет. Телевизор в новостях сказал, прогноз передавали.
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

Рыбный день (рассказ из моего сборника рассказов)

Мелкая серебристая рыбка размером с карандаш, заполонившая все окрестные авлабарские рынки от метро до самой Самебы, наконец добралась и до меня. В очередной раз проходя мимо за помидорками-черри и зеленью к вечернему салату, я остановился у этой переливающейся горки, потянувшись в карман за камерой — рядом с табуреткой, на которой громоздилось рыбье богатство, сидел совершенно бандитского вида кот и с вожделением глядел на пирамиду еды.

В глазах кота была вся страсть тысяч его сородичей. Хвост стрелой, лапы поджаты, кончики усов подрагивали в такт движениям хозяйки богатства — здоровенная тетка перемешивала ложкой кучу рыбы, и одна из рыбешек уже выскользнула на край посудины, уже свисала с нее наполовину, целясь этой своей половиной непосредственно в кошачью пасть, прямо по вертикали.

— Ах ты шкодная морда! — гаркнула тетка на облезлого разбойника, и заправила почти сползшую было рыбку обратно в таз. Разбойник в ответ прошипел ей все кошачьи проклятия, и медленно удалился. Я нажал на спуск еще три раза, целясь в его гордый зад.

Потом решил восстановить справедливость, благо цена у справедливости была божеская, всего-то три пятьдесят за килограмм. На один лари тот кот был бы благодарен мне до конца своих дней. Сунул камеру в карман и потянулся в другой за мелочью.

— Вы, молодой человек, как ее принесете, не кидайте сразу на сковородку, сначала в муке обваляйте. — Засуетилась торговка, видя мое неопытное лицо.

— Хорошо-хорошо. — Одним глазом я следил за суммой на весах, вторым пытался не потерять из виду кошачью грязно-белую задницу. Задница кстати тоже почуяла, что не стоит ретироваться слишком быстро, обернулась на меня и замедлила шаг.

— Да в муку не просто пшеничную, лучше в кукурузную. — Доносилось из-за широкой торговкиной спины, профессионально прикрывавшей весы от моего взгляда. — У вас есть кукурузная?

"Не отвяжется ведь."

— Вот вам полкило, последняя у меня осталась, да вы не смотрите что так много, вы из нее лепешек потом напеките, или девушка ваша пусть...

Получив в итоге два пакета — с рыбкой и дурацкой мукой — я наконец вырвался из-под ниагары маркетингового обаяния, свернул в свой переулок. Кис-кис.

В ответ на кис-кис, как в мультфильме про Тома и Джерри, одновременно поднялись крышки трех мусорных баков. Из-под крышек на меня смотрели пары зеленых глаз. "А вот кому тут свежей рыбки..." — высыпал я содержимое первого пакета на тротуар.

Пушистые бестии рванули к кучке сразу со всех азимутов. Тот плешивый разбойник, что зарился на рыбкин хвостик еще на рынке, несся впереди всех. Кучка растаяла в пару мгновений, крышки баков закрылись обратно. "Да не за что, какие благодарности, ах оставьте, что вы право." — ответил я в уже пустое пространство. Кому бы теперь муку скормить. Перехватил пакет в руке, занес пустой над мусоркой...

Внутри серебрилась последняя маленькая рыбка. Попробовать ее что ли. Извлек ее из пакета, осмотрел на предмет съедобности. Одно дело бездомный кот, и совсем другое — взрослый человек. Которого дома ждет диетический салат из черри с зеленью, ага. Интересно, как эта мелкая сволочь зовется. На кильку чем-то похожа.

На вкус килька оказалась очень даже ничего. Вернее — совсем ничего так на вкус, похоже что маринованная, или слабосоленая. Отличная оказалась рыбка!

— А, вернулись, а я говорила вам что вернетесь, вот вам еще рыбки, сколько, на два лари? Вот вам на три, последняя осталась, забирайте всю, я и в пакетик двойной заверну, вам муки еще дать? Ах да, она же тоже последняя была, а масло у вас есть дома? — Последнее раздалось уже мне вслед.

До дому я донес две трети купленного, причем уже без помощи всяких котов. Какие к черту кошки, такая вещь! Главное ей голову правильно оторвать, сообразил я на пятой штуке, если надорвать сверху, а потом потянуть, то эти горьковатые потроха вытянутся наружу вместе с жабрами.

Еще десяток рыбок исчез, пока разогревалось масло в сковородке на плите. Черт, отличная же вещь. Так, мука, насыпать ее на тарелку, макнуть тушку б/г в нее левой стороной, потом правой... в масло... следующую... уложить слой... гугл под локоть подсказывал классический рецепт. Пять минут, перевернуть, снова пять минут.

Через десять минут оставшаяся хамса, она же черноморская килька, она же анчоус, оказалась прожаренной до чипсового хруста, в коричневой шершавой корочке из кукурузной муки, в блестящих каплях растительного масла, с одуряющим запахом на всю мою кухню. Обжигающая, хрустящая в пальцах, вкус! не передать словами. Соседский кот через окно смотрел на меня со страданием в глазах, пришлось кинуть ему парочку чтобы свалил на пять минут — ровно столько мне понадобилось, чтобы прикончить всё без остатка.

Похоже что на ближайшие дни мое меню пополнилось новым блюдом.

Один минус — пить после него хочется как из брандспойта. Пришлось снова вступить в ботинки, накинуть куртку и добежать до хачапурной через дорогу, там в углу я давно приметил холодильник с боржоми. Взял сразу три по литру.

— Вайме, где был, почему не заходишь?? — раздался из-за прилавка бас хозяина, огромного седого грузина размером с половину своего заведения.

— Как не захожу, зачэм так говоришь, вот захожу же! — ответил ему в тон. — Завтра утром когда открываешься кстати? Я с утра забегу за пеновани, чтобы не разогретые, а сразу из печки. В девять?

— Зачем забежишь, не надо! Ты же напротив живешь, я знаю, все знают уже.

— Ну да, дверь в дверь вот.

— Я когда напеку, сына к тебе пришлю, он принесет и в дверь тебе позвонит. Зачем бегать туда-сюда. Хорошо, дорогой?

И действительно же, зачем бегать. Это же Тбилиси.

(no subject)

- Там еще название улицы такое итальянское... про еду что-то.
- ???
- Ризотто... Ризотто Букашвили...
- Резо Табукашвили!

Здоровый образ жизни

В понедельник решил заняться здоровым образом жизни. Вот прямо с утра. Даже будильник завел пораньше. На одиннадцать. Ибо сколько можно сибаритствовать, запивая саперави шашлыком, и заедая купатами цинандали. Да и весы начали показывать вместо цифр числа, норовя вот-вот приблизиться к трехзначным. Решено было решительно.

Никакого алкоголя, ничего мучного и сладкого, газировка только боржоми. Заодно - гулять так гулять! - откажусь и от мяса. Лето, жара, какое мясное. Помидорки с огурцами в салат покрошить, и соли чтобы совсем минимум, на кончике вилки. И попробовать продержаться так хотя бы месяц, посмотреть динамику организма.

Я даже дошел до фитнеса, где не появлялся уже третью неделю. Оплатил следующий месяц абонемента, честно пробежал по дорожке, потягал все тренажеры и поэллипсировал на эллипсе. Вернулся домой, принял прохладный душ, пообедал пакетиком овсянки с черникой и травяным чаем. Отправился в город по делам, старательно избегая любых соблазнов. Даже денег с собой взял только одну бумажку в десять лари, чтобы совсем уж никак и нигде. Дома на ужин меня ждал тот же чай и салат из двух помидорок.

А часа в три пополудни раздался звонок. Хозяин известного многим ресторана попросил зайти, обсудить новую вывеску. Я был недалеко, Тбилиси вообще довольно компактный городок. Чтобы не расслабляться, пошел пешком, никакого метро и автобусов, дополнительная тренировка! Классно же! Хотя после обеда начало здорово припекать, пришлось потратить 1 лари на минералку. Ноль калорий, чистая вода, здоровье под контролем. Обезвоживание никому еще не приносило пользы.

Перед хозяином ресторана стоял запотевший стеклянный кувшин цинандали. Капля росы стекала по крутому боку, оставляя прозрачный след. Я нервно сглотнул. Спросил что там про вывеску. Мне жестом ответили, мол, садись, потом. Прямо перед глазами из воздуха соткался бокал, в него полилась прохладная струя.

Ладно, решил я, что там калорий в том вине. И алкоголя минимум, даже за выпивку не считается. Детям в деревнях наливают вместо лимонада. В конце концов только пригублю чтобы не обижать, охолону от жары, потом попрошу просто воды.

После третьего бокала подумал что точно надо запить водой. Оглянулся на официанта, тот понял неправильно, спросил какой мне подать шашлык - из телятины или поросенка? Я икнул, машинально отпил еще глоток из бокала. Ладно, решил, в конце концов не торт же, не пирог из теста с тестом. Юный горный теленок, чистый белок, только что с огня. Для здоровья самое оно, после утренней тренировки.

Тем более что домой вместо метро можно прогуляться быстрым шагом. Солнце укатилось за гору Мтацминду, жара спала, сухо, прохладно, машин мало. Пока дойду - и вино выветрится, и теленок разгонится по мышцам. Бодро двинул к дому через центр, Агмашенебели, свернул в переулок проверить как там знакомое заведение, открылось ли уже.

Заведение открылось. Внутри хозяйка испекла торт наполеон. И медовик. И непередаваемо вкусную соленую карамель из низкой баночки, перевязанной бечевкой. И фруктовый чай, к наполеону. Живой черный кролик по кличке Чахохбили, талисман заведения, смотрел на меня понимающими глазами. Сопротивляться было бесполезно.

После кафе с медовиками тяжелой походкой добрел до метро. Плюхнулся на единственное свободное место, закрыл глаза темными очками. Как же нелегко заниматься в Тбилиси здоровым образом жизни.

Завтра с утра снова попробую.

Новый дом, новый стол

Вообще я хотел написать пост про то как за полчаса и три копейки построить отличный стол своими руками, но провидение как водится посмеялось, причем над обоими пунктами.

Временный вариант:



Будучи вообще первым моим изделием из МДФ, этот объект вместил наверное все ошибки, которые можно было совершить. Нет, нарисовал я его сноровисто и от души. Конечно Полина морщилась про размер 130 на 75, и говорила что стол меньше полутора метров вообще не стол, но при местных площадях и это хлеб. При том что он вообще самый большой из всех столов, что у меня бывали.

А теперь попробуем со всем этим взлететь:



Каким-то макаром я посчитал, что обойдется он мне ларов в тридцать, ну в сорок, не больше. Смутила цена за метр плиты, кою мне поведали в одном сообществе. Ага, ждали меня на Элиаве с этим метром. Поллиста и то мало кто брался пилить, а уж эти полтора квадрата, да еще и белые-матовые, нашлись аж за 50 лари, и то из обрезков. Плюс кромка тонкая 15 лари, плюс толстая на столешницу 5 лари, крепеж на 7.50, диагональный распил ножек 10 - ну никак мне не вперлись прямые тупые ноги, хотелось изящества. Плюс доставка 6 лари, гнать машину на рынок в субботу, парковаться за деньги, проще нанять аутсорсного таксиста.

Подстольная рама. Коварный МДФ потрескался во всех местах вворачивания в него шурупов, чай не деревяшка. В голове всплыло забытое слово "конфирмат":



Полчаса на сборку дома вылились в чистые почти три. Пока я оттер уайтспиритом все потертости, пока развернул сколами внутрь, проклеил и скрутил четыре ноги, собрал царгу (подстольную раму по-вашему), поставил 12 уголков на нее и приделал крышку - вот и день улетел. Ну ничего, достойный день.

Рама посажена на уголки, к раме стыкуются собранные ноги на стяжках. Под столешницей расстелено одеяло, чтобы она и пол взаимно не поцарапались. Весит столина кстати весьма недурно, килограмм 35 верных. Но и прочности нечеловеческой, можно вдвоем забраться и отплясывать:



Предваряя вопрос а не задолбаюсь ли я протирать каждый день этот белейший стол от пыли - вот и узнаем. Пока я со старанием свежеинициированной девственницы мечусь по дому с тряпкой, только передничка не хватает, и наколки в прическу. Нет, другой наколки. Посмотрим, что я запою через месяц.



Думаю потом построить полки вдоль правой стены, так чтобы вровень со столом, получится еще продолжение глубиной на 25-30 см, и тогда туда можно задвигать монитор, чтобы заниматься чистым рисованием. Но полки это сильно потом, сначала кровать, а для нее сначала матрац, и вообще неплохо бы подзаработать на это всё.

Еще, пока рисовал варианты стола для прежнего жилья, обдумывал не отдельно стоящие, а крепящиеся к стенам на кронштейнах. Больше жесткость, экономия на ножках опять же. Но в новом жилье решил строить именно отдельный четырехногий универсальный стол. Чтобы и работать, и гостей если что, и вообще красивая штука на все случаи. Да и стены сверлить тут жалко.

Через секунду после сделанного кадра у меня обвалилась веревка со всеми шмотками, заменявшая платяной шкаф))) Чую скоро опять пора на рынок!

Потеплело

По случаю окончательного наступления летней погоды - третий день подряд за плюс двадцать, на небе ни облачка, легкий ветер, пустой по случаю пасхи город, я умер и попал в рай - взял за привычку гулять по Тбилиси каждый день. Десять-двенадцать километров неспешным шагом, три с лишним часа по райским красотам, то что нужно замерзшему за долгую ненастную зиму художнику.

Брожу совершенно бесцельно, кривой туристической тропой. Тут сверну за угол, здесь постою перед красивейшим облезлым балконом, там полежу на лавке в тени. Вместе со мной точно так же слоняются еще четыре тысячи приезжих, наполняя город совершенно курортной атмосферой. Никто никуда ни за чем не бежит. Тем более что и по нашим горкам не очень-то и побегаешь. С горы еще более-менее, а вот в гору - неспешным осликом, цокая копытами по брусчатке. Кстати, интересно, подковывают ли осликов?

И все это дает внутреннее ощущение отстраненности и нездешности. Так можно прожить здесь год, три, пять, а все равно каждый апрель останавливаешься, выдыхаешь, ложишься на лавочку под резную тень уже проклюнувшихся платанов, ешь остывающий прямо в руках хачапури, запиваешь что там припасено с собой по настроению, любой степени градусности. Да и градусности этой особо и не нужно душе. Алкоголь наведет ненужный блюр на картинку, слегка поедут ноги и развяжется язык, а все это не так чтобы сильно необходимо. Можно обойтись и боржоми, тем более что на жаре и с устатку оно шибает в голову не хуже иного саперави.

Отсидевшись и отлежавшись снова идешь и идешь, снова как обычно в очередную горку, усмехаясь первому правилу езды на велосипеде: куда бы ты не ехал, это всегда в гору и против ветра. Хорошо хоть мартовские ветра уже стихли, так, веют слегка, почти не поднимая пыль с древних мостовых с щербатым античным асфальтом.

А вокруг, хоть и не спеша, но все равно что-то происходит, стоит только оторвать взгляд от неидеального тротуара. Внезапно впереди слышится музыка, настоящая, живая - окна распахнуты, промерзшие за зиму дома наконец открыты всем сквознякам, теплым как забытый хачапури в твоей руке. Музыка все ближе, и вот уже видно окно в старом темном доме на втором этаже, и девичья макушка над пианино качается в такт звукам, старательно выводимым по невидимой с земли нотной азбуке.

А напротив, в доме уже новом, свежепокрашенном, с темными турецкими стеклами синеватого отлива, на балконе стоит ватага юных чиновников. Вывеска под ними гласит про представительство евросоюза, прямо тут среди наших переулков и платанов.

Парнишки на вид старшего студенческого возраста, толпятся и глазеют на музыкальную ученицу через улицу, она старательно отворачивается и снова и снова жмет клавиши тонкими пальцами. Евромолодежь в ответ притаскивает зеркальце явно из уборной и пускает ей в глаза зайчики. Музыка смолкает, в окне появляется строгая музыкальная мама, в халате с перепачканными мукой руками, грозит хулиганам и запахивает окно.

Европейцы явно скисают, тянутся со своего балкона обратно к ноутбукам и телефонам. Через стекло на них смотрит ученица, откусывая край маминого пирожка. Я прохожу мимо всего этого, улыбаюсь про себя и иду дальше по Тбилиси. Впереди еще пять километров. Торопиться сегодня некуда)

Одесса под гнетом захватчиков

У Митрича сегодня интересный текст как зверствовали фашистские молодчики в войну в Одессе. Ну то есть как было на самом деле, а не в курсе истории ВКПб:

Антонеску долго подбирал кандидатуру на пост мэра Одессы. Необходимо было найти румына, который свободно говорил бы по-русски плюс отлично знал бы город и имел опыт административного управления. Таким человеком стал Герман Пынтя – бывший поручик царской армии, участник первой мировой войны. Губернатором был назначен профессор Алексяну.

Ситуация была сложная: накануне зимы 300-тысячный город остается без воды, электричества, транспорта, продуктов, телефонной связи. Из больниц вывезено всё оборудование. Перед Пынтей и 16 чиновниками, которых он привез, стояла непростая задача – в кратчайший срок наладить жизнь в городе. Поразительно, но это им удалось. К июлю-августу 1942 года уровень жизни в Одессе по многим пунктам (а может, и по всем) превысил довоенный. Как это было сделано.

Сыграло свою роль грамотное управление. Румыны тут же переписали всех, кто умеет что-то делать руками — инженеров, врачей, техников и привлекли их (за деньги) для налаживания систем функционирования города. Затем они включили зеленый свет для частного предпринимательства. Частные магазины, рестораны, кафе, парикмахерские, ремонтные фирмы стали открываться сотнями. С момента коммунистического переворота прошло 24 года, со времени нэпа — 12-13 лет. Сохранилось много людей, знавших, что такое частный бизнес. Кроме этого, румыны провели реституцию: если кто документально подтверждал, что ему до революции принадлежал производственный цех или магазин – они возвращали.

Почему они всё это делали? Считается, что они хотели интегрировать Транснистрию в Румынию, а граждан рассматривали как своих поданных. Алексяну даже хотел провести референдум о воссоединении Транснистрии и Румынии. Но, возможно, у немцев были свои планы, во всяком случае, у нас в качестве валюты ходила марка, а не лей. Между Транснистрией и рейхскоммисариатом «Украина» была установлена полноценная граница, это потом сыграет свою положительную роль: после отличного урожая 1942 года регион будет просто завален продуктами.

А в городе в это время была уже полностью налажена жизнь, открылись сотни ресторанов и кафе, буфетов и забегаловок. Некоторые из заведений открывали работавшие на сигуранцу чекисты, тратя оставленные на «подпольную работу» деньги. Именно поэтому, несмотря на «грандиозную историю партизанского движения Одессы», только двум людям стоят даже не памятники, а так, памятные плиты: Молодцову и его связнику Гордиенко. И всё.

3 ноября, после того, как удалось наладить несколько электростанций, начали работать первые трамвайные маршруты. 4 ноября возобновили работу 6 больниц. 7 ноября обязали прийти и зарегистрироваться всех коммунистов. Они должны были подписать бумажку, что заблуждались в своих убеждениях, и в отношении них никаких санкций не применялось. Интересно, попали эти списки в лапы НКВД?

15 ноября пущен первый мощный электрогенератор. 16 ноября одесское отделение германо-румынских железных дорог возобновило пассажирские перевозки по Транснистрии. 9 ноября всем улицам возвращаются названия, которые были при царе. Пять улиц называют в честь румынских деятелей, а также Гитлера (бывшая Карла Маркса) и Муссолини.

25 ноября для всех трудоспособных граждан от 16 до 60 лет вводится обязательная трудовая повинность. Назначается денежная оплата плюс выдача продовольственных карточек. 26 ноября из библиотек изымается вся коммунистическая литература и книги т.н. «советских писателей». 27 ноября открываются 50 школ, при них организуются буфеты и бесплатные завтраки. Раз в неделю — румынский язык и закон божий.

К 28 ноября открыты все православные храмы, закрытые коммунистами, те, что не успели взорвать. Именно румыны составили план восстановления кафедрального собора, взорванного в 1936 году и восстановленного только в 2002-м.

29 ноября начинает работу трансляционная сеть. Вместе с передачами на русском языке идут передачи из Германии, Италии и Румынии. В начале декабря привозят два мощных генератора из Румынии. Это позволяет подать электричество в квартиры. 3 декабря объявлен набор в полицию. Конкурс – огромный.

13 декабря возобновляет работу оперный театр. Премьера — «Евгений Онегин». Зал забит. 14 декабря увеличиваются нормы выдачи хлеба по карточкам. Работает хлебзавод и куча частных пекарен.

В 1941 году возвращена собственность 2567 одесситам, сумевшим документально доказать, что коммунисты ее конфисковали.

16 декабря открываются первые две столовые, где малоимущие слои населения могут питаться бесплатно.

К 22 декабря восстановлен водопровод. К новому году организована массовая продажа мяса по низким ценам. К 31 декабря открыто 500 магазинов. Из них 47 кондитерских, 7 книжных, 4 цветочных, а 2 – домашних животных и кормов к ним. Завершался год оперой «Фауст» и запуском целой серии предприятий, в основном пищевой промышленности.

Воспользовавшись теплым ноябрем 1941 года, румыны успели провести сев озимых, а в 1942-м был собран грандиозный урожай, в котором Румыния как таковая не нуждалась, нуждалась в них и Молдавия. Все, что выросло, здесь и оставалось. Чтобы убрать урожай, румыны воспользовались советскими наработками: все учащиеся обязаны были отработать 21 день на сельхозработах.

За 5 месяцев оккупации в Одессе приступили к выпуску продукции 633 коммерческих и индустриальных предприятия, а также 358 мастерских, которые ежемесячно производили товаров на общую сумму 145000 марок. В частности, к работе приступили трикотажная, деревообделочная, канатная, картонажная, переплётная и бумажная фабрики, а также текстильные фабрики №№ 1, 2, 4 и две фабрики по изготовлению халвы и мармелада. Кроме того, были введены в строй суперфосфатный, мыловаренный, кожевенный, стекольный, пивоваренный, уксусный, бочарный, маслобойный, кроватный, трактороремонтный заводы, предприятие «Форд» и завод по изготовлению проволоки и гвоздей, а также восстановлены и работали на нужды города мукомольная и комбикормовая мельницы, макаронная, конфетная, кофейно-чайная фабрики и консервный завод №1. За этот же период частным лицам городской муниципалитет сдал в аренду 28 металлообрабатывающих, 5 химических, 16 строительных, 24 пищевых предприятия и трикотажную фабрику, выручка от продажи которых составила 40000 марок.

Вся торговля в Одессе в основном проходила на восьми городских рынках: Новом, Привозе, Алексеевском, Староконном, Слободском, Казанском, Ярмарочном и Скотопригонном. Также небольшие базарчики работали на 10 и 16-й станциях Большого Фонтана. Самым крупным был, конечно же, Привоз, где насчитывалось в те дни 199 мясных, 117 молочных и 15 масломолочных торговых точек, а также 11 мастерских по ремонту жестяных изделий, 12 магазинов и 7 закусочных. В штате этого базара числились 105 человек, а его бюджет на 1942 г. составлял 5265 марок.

К апрелю румынской администрацией была организована работа 219 магазинов, в числе которых было 99 хлебных, где продажа велась по карточкам, 15 колониальных и бакалейных товаров, 14 по продаже предметов домашнего обихода, 18 мануфактурных, 69 гастрономических и 4 цветочных.

Только за месяц городским муниципалитетом на открытие предприятий одесситам было выдано 263 лицензии. Из них 40 разрешений было дано на начало работы ресторанов и буфетов, 30 — магазинов, 25 — мастерских по ремонту, 7 — гостиниц, 87 — парикмахерских, бань, прачечных и других предприятий бытового обслуживания, 75 — прочих учреждений и фирм. Что интересно, коммерсантам из Румынии на предпринимательскую деятельность в Одессе было выдано всего 12 патентов.

К началу апреля в Одессе работало 79 средних и среднеспециальных заведений, в том числе: 58 начальных школ, 6 мужских, 8 женских и одна смешанная гимназия, 2 ремесленных училища, индустриальный техникум, музыкальная, медицинская и зубоврачебная школы, драматическое и музыкальное училища. Общее число учеников в этих учебных заведениях составило 16500 человек. При этом для родителей учащихся в этом месяце вводится школьный сбор, составлявший в год 15 марок с семейства. Вместе с тем, 3 апреля губернатор Транснистрии объявляет о назначении лучшим студентам консерватории пятидесяти именных стипендий в размере 100 марок в месяц. На концерте, посвящённом этому событию, будущие обладатели денежных вознаграждений исполнили произведения Листа, Чайковского, Брамса и Рахманинова.

11 апреля начал работу институт генетики и селекции. Тут под руководством Д.А. Шашкина приступили к исследованиям растений профессор Г.И. Соловей, а также доценты И.А. Гордецкий и З.П. Шумамеева. На следующий день в университете проходит совещание городских врачей, темой которого было: «Актуальные вопросы профилактики и лечения туберкулёза». Медицинскую помощь к этому времени в Одессе оказывали 6 больниц, а также 3 роддома, 12 поликлиник, 4 амбулатории, 3 детских поликлиники и 4 диспансера. Всего с 16 октября 1941 г. в городских учреждениях здравоохранения было произведено 65 оперативных вмешательств, принято 207 родов и сделан 31 аборт. Также в городе работали антималярийная и дезинфекционная станции, 10 аптек, 3 аптекарских магазина, 3 дома инвалидов, дом грудного ребёнка, 2 приюта для детей, 2 столовые для беднейшего населения, 2 попечительских общества — для глухонемых и слепых, институт судебной медицины и морг. Интересно, что весной 1942 г. стоимость пребывание одного коечного больного в клиниках Одессы составляла 1,5-2,5 марки в сутки и включала питание, врачевание, а также обеспечение находящихся на лечении нательным и постельным бельём.

В городе было открыто 5 театров, 2 цирка и 5 кинотеатров, в которых без дубляжа демонстрировались только румынские и немецкие киноленты. Тогда же в Одессе восстановлены и приняли заново прихожан 12 православных храмов. 16 апреля в Одессе открывается Русский театр, более известный в те дни по имени его нового владельца как «Театр Вас. Вронского».

20 апреля на полях Транснистрии начались весенние полевые работы. И к этому времени на станцию Одесса-Сортировочная из Дании в дополнение к посевному материалу, завезённому ещё в начале весны оккупационными властями из Румынии, прибывает ещё 8 вагонов элитных семян пшеницы. В самой Одессе на учёте ветеринаров находилось 2151 лошадь, 2920 голов крупного рогатого скота, 5100 свиней, 1035 коз, 470 овец и 26500 голов домашней птицы, являющихся собственностью горожан.

С приходом советских войск практически все оставшиеся в городе взрослые для объяснений отношений с оккупантами были вызваны в кабинеты следователей «СМЕРШ», и добрая половина покинула их под конвоем. Из 250 тысяч горожан, которые 10 апреля 1944 г. встретили своих освободителей, к 1 января 1945 г. в Одессе оставалось около 160 тыс. жителей. В 1946 — 1947 году в Бессарабии и Одесской области был голод. Но это другая история.

http://mi3ch.livejournal.com/3663401.html
Из книги пережившего оккупацию Анатолия Маляра «Записки одессита»

Охота на дичь

Вчера решил сварить куриного супчику. Излет простуды, бабушкин рецепт, первейшее средство на фронте если раздобыть подходящую птицу.

Сходил за ней вниз в долину к людям, принес четыре годные для бульона ноги, закинул их с луковицей в холодную воду, поставил вариться в кастрюльке. Потом вспомнил про рис, снова в магазин. Возвращаюсь, и уже на последних шагах слышу громкий "бум" из окна моей кухни.

Вбегаю в дом, и что же я вижу. Кастрюлька с бульоном не валяется на полу, не катится по нему шипящей гранатой. Нет! Она аккуратно сдвинута в сторону кухонной мойки и завалена в нее. И одна из куриных ног уже виднеется из-под тумбочки, под которой идет нешуточная борьба за мясо.

То есть мои прелестные котики завалили целую кастрюлю с целью поживиться. От таких талантов даже ругать их не стал, чистый восторг же. Так и представил себе эту сценку:

- Ушел?
- Ушел!
- Ну, ребяты, настал наш черед! А ну-ка, навались!
- Тут огонь, жжется!
- Спокойно, Арамис, обходи его с тылу. Толкай, толкай!
- Идиоты, на пол уроните - всех вас передушит! Целая кастрюля бульону, вы хоть представляете себе...
- Спокойно, мать, мы аккуратно сейчас...
- В мойку! В мойку ее толкайте, дебилы!
- Портос, да не лезь ты под крышку, толкай ее! Еще!
- А ну, взяли! Пошла, пошла родимая! Бабах!
- Идет! Идет каналья!!
- Хватайте мясо, пацаны! Тысяча мышей!! Мясо хватайте!
- Мать, мать не забудьте, выродки!
- Сама доставай, мы за тебя ловить не будем!
- Быстро под тумбу!! Идет же!! ААААаааААА!! РрррррРРР!! Не отдам!
- Отпусти, мы все погибнем!! РРРрррРРРРР!!!11

Ради такого цирка порой никакой курицы не жалко)))

Рецепт правильного утра

Для приведения мироощущения в настоящий грузинский его вид надо с утра слегка накатить. Нет, не с вечера и от души, так что потом всю ночь нехорошо, и половина следующего дня будет пропущена по фактической погоде. Так точно ничего не получится. А вот с утра, часиков так в одиннадцать, миллилитров 150-200 - самое то что нужно.

По крайней мере у меня стойкое ощущение, что так делает если не всё грузинское население, то уж мужская его половина точно. Да и некоторые мои женские знакомые наверняка. Вот эта вот легкость духа, улыбчивость, радость каждому встречному ребенку, пение во дворе поутру, щебетание через забор с такими же приветливыми соседями - по всем русским канонам оно же не может быть просто так, насухую. Не бывает же. А вот если слегонца накатить...

Кардиологи, кажется, советуют не вскакивать с постели едва проснувшись, а - потянуться, поулыбаться, поваляться немного. Дотянуться до прикроватной тумбочки и прямо лежа, потягиваясь, выпить полстакана чистой воды. Полезно для сердца и всего организма.

Вот мне кажется, что у всех грузин в этом прикроватном стаканчике с вечера поставлено немного красного сухого. Да даже и полусухого, если хорошее, какого-нибудь киндзмараули с одноименного завода из одноименной деревни на окраине Кавказского хребта.

Поставлено, накрыто, допустим, тонкой пластинкой выдержанного сыра, рядом на блюдечке пара виноградин и, например, инжирина. Да даже можно без инжирины, и без виноградин. Да даже и без сыра.

Потянуться, открыть один глаз, тот что дальше от подушки, зажмуриться от высокого утреннего солнца - просыпаться раньше десяти часов вообще вредно для здоровья - дотянуться до припасенного стаканчика. Прихлебнуть с его края, стараясь не закапать свежую постель под суровым взглядом уже умывшейся и причесавшейся жены, сделать в ответ старательно виноватый взгляд, открыв для этого второй глаз. Глотнуть еще, снова зажмуриться, потянуться свободной от вина рукой.

И наконец вылезти из теплой постели наружу, в новый, веселый, насыщенный и бодрый грузинский день))

Кулинар!

Кстати, поздравьте. Сегодня мое кулинарное искусство потерпело такое фиаско, что впору было бы употребить другое слово из шести букв, вторая "и". Рассказываю.

Нет, главное что я даже не почуял на рынке подвоха! Спросил как обычно у мясника печенку, печенка была как обычно по пять лари, а это что у вас, а это тоже из коровы, но не печень, а почка, ой как интересно.

И стоила она всего два лари. Два лари не за штуку, два лари за килограмм! Килограмм хорошей такой увесистой почки, почковятины такой, красивой, бордовой, в уютных нежных прожилках. Красота а не почечка!

И память о куриных таких же комплектующих вполне радовала все рецепторы заранее. Курица вообще уникальный зверь. Что ни возьми и не опусти в кипящую ли воду, шкворчащее ли масло, всё выходит превкуснейше. Что крылышко, что ножка, что ее внутренности, сердце, печень, та же почка. Желудок - уж на что казалось бы, - а и тот, будучи отварен и круто посолен, да с черным хлебом, да окунуть в нашинкованный чеснок, или в ткемали, или в аджику!

Ну и взял я эту штуку. На шестьсот грамм она потянула, а, забирай за один лари, махнул продавец великодушно рукой, с огромным в ней ножом. С ножа по красивой параболе слетела капля коровьей крови.

Донес до дому, аккуратно нарезал помельче, чтобы значит сразу протушилась побыстрее. Коллективный кошачий вой из-под стола подтверждал - деликатес же! И по бросовой цене! Надо бы наведаться к тому мужику еще и еще, это ж если два лари кило, просто подарок же.

Есть, есть еще неведомые кулинарные вершины, которые сам бог велел осваивать в этой благословенной стране - приговаривал я, кидая почечные ломти то в сковородку, но в очередную пасть очередной кошечки, взбиравшейся к лакомству непосредственно по мне. Подкинул половину луковицы, накрыл крышкой, уменьшил огонь, пошел проверить почту.

Ну к этому месту многие хозяйки уже догадались, в чем крылся подвох. Нет, я даже не забыл и не сжег все блюдо, увлекшись перепиской. Минут через десять, строго по часам, распахнул дверь на кухню, чтобы, значит, перевернуть лакомство непрожаренной стороной на дно сковородки. Распахнул ее крышку - и чуть не выскочил в окно.

Из сковородки на всю кухню неслась небывалая, невероятная, нечеловеческая вонь! Дикий всё пропитывающий смрад, какой наверное может стоять только в годами не чищеном коровнике. Даже я, уж на что привычный и небрезгливый, насколько таким может быть котовладелец в моих количествах и с моим многолетним стажем, даже я зажмурил вообще все отверстия, которые нашел в своем организме за пару секунд.

Выскочил на крыльцо, отдышался, проскользнул обратно в кухню. Подкрался к сковородке, повеял от нее рукой на себя, как учили на уроках химии "дети, нюхаем соляную кислоту очень аккуратно". Нет, пахло именно оно. Всё тем же адским смрадом.

А я же еще не перебивал аппетит, не закусывал по дороге ни помидоркой, ни хлебом, думал - сейчас приготовится, сяду, налью, нацеплю на вилку первый самый аппетитный кусочек и...

Я даже попробовал. Вдруг оно как тот фрукт, забыл название, который хоть и пахнет, но все же вкусен. Нет, не вышло. Мерзость на вкус оказалась еще омерзительнее, чем на запах. И уже вся сковородка ею пропахла, и крышка сковородки, и газовая плитка, и тумбочка, на которой эта плитка стояла. Даже я сам, казалось, весь был в этой мерзости с ног до головы. Впору кидаться в душ оттирать от себя это всё, чисто жертва кулинарного изнасилования.

Соскреб всё в унитаз, смыл трижды. Коты поступка конечно не оценили, им-то любое мясо в кайф. Но мало ли что там на самом деле. Что за химическое оружие подсунул мне добрый рыночный мясник. Травить котов пока не входит в мои планы.

Короче, отныне только печень. Поэкспериментировали - и будет))