Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Первое спряжение

- А вы сами пишете ваши книги?
- Как вы сказали??
- Сами ли вы...
- Нет, потом!
- Пишете... А что такое?
- Вы правда сказали это слово ЧЕРЕЗ Е?!
- Ну, да. А почему вы...
- Боже! Боже!!! Неужели!!!
- Да что с вами?!
- Я уже думал... нет, я верил... я знал... Что еще остались люди... Боже мой, боже мой! Наконец-то! Родной, милый мой человек, дайте я вас обниму!
- Не понимаю, глагол первого спряжения, изъявительного наклонения...
- Она правда говорит это вслух! Я сейчас расплачусь! Два года! Я не видел такого, я уже начал сомневаться, я... и тут вы... Филфак? Журфак?
- Мехмат МГУ...
- Вы замужем? Хотя какое это имеет значение, глупости, пойдемте, пойдемте скорее со мной, это невероятно, это подарок судьбы, это... Черт, надо срочно выпить!
Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.

Звонок для учителя

Про тайминг и троллинг вспомнилась еще одна история из далекого советского детства. Классе в шестом к нам пришел парнишка, переехавший из другого района. И то, что он устроил с нашими училками, запомнилось мне на всю оставшуюся))

Чудо случилось буквально в первый же день. Парнишку представили классу, он сел за первую, помнится, парту, вечно пустовавшую - никто не хотел мозолиться прямо перед глазами препсостава. Отзанимался в первый урок, дождался звонка на перемену. Ровно со звонком он сложил все вещи в портфель и вышел из класса.

Шок всех, включая училку, можно было себе представить, если вообще вспомнить нравы того периода. До сих пор в ушах стоит окрик "звонок с урока - для учителя". То есть это по звонку НА урок мы должны были оказываться за партами, как лист перед травой. Если же звонит С урока, то для учеников это вообще ничего не значит. Мало ли что там на уме у училки. Закончить свое повествование, дописать пример, задать домашку, объявить оценки - были таланты что не только занимали всю перемену, но еще и отхватывали часть следующего урока.

Ну, советская училка это был отдельный диагноз. Не знаю кто там нынче идет в школы, но у нас в пединститут шли совсем уж отбросы выпускников.

Сливки и медалисты отбывали в столицу с намерением плюнуть в родной город с трапа самолета и больше никогда в него не возвращаться. Народ чуть похуже ехал в крайцентр, с той же мыслью на ступеньке поезда. Оставшимся было два пути - политех и пед. В первом был хоть какой-то конкурс, полторы головы на место в лучших факультетах. Пед грёб всё остальное.

То есть можно себе представить этих инженеров человеческих, мать их, душ. И учились они кое-как, и учили их такие же профессионалы. И распределялись на свои естественные и точные науки как левая нога плюнет. Детей ненавидели, школу мечтали сжечь вместе с запертыми в ней учащимися. Те отвечали горячей взаимностью.

И тут такой, ээээ, феномен. Потому что на следующем уроке он проделал то же самое. По финальному звонку молча собрался и вышел из класса, под оторопелыми взглядами семидесяти глаз.

На третьем уроке его окликнули от доски, мол, что за новости, сказано было сидеть и не дергаться пока не выпустят всех. Парнишка повернулся и ответил что-то в духе проблемы учителя с планированием времени его не касаются, звонок прозвенел - урок окончен, спасибо.

Самое забавное что согнуть его и прогнуть ни у кого в итоге не получилось. Училки свирепели и пытались завалить - парень знал всё на пятерку. Домашку ему говорили по телефону восторженные одноклассницы. Одноклассники пытались побить за неожиданный гонор - получили пару раз в ответ по ушам, отличник ходил еще и на какое-то спортивное самбо. Только если впятером, но впятером было западло, в конце концов он ничего плохого не делал, наоборот троллил тупых училок всем на потеху.

Интересное началось дальше. Глядя на такого выскочку, за ним потянулись и другие смельчаки. Через пару дней по звонку с урока вышло уже четверо, не обращая внимания на вопли с учительского стола. Через неделю таким макаром вело себя уже полкласса, пошел слух, появились и другие в параллели.

- А что, так можно?? - был всеобщий выдох изумления. Оказалось что можно))

Да и сами училки в итоге приструнели. Никому ж не охота орать впустую. Часы на руке есть, время звонка известно. Вполне можно начать давать домашку минут за семь до конца. А за две минуты до него же - попрощаться и велеть собираться на перемену. Всегда же можно сделать вид, что это ты сама так решила, а не продавили тебя коллективной правотой. Даже если ты тупая старая одинокая нищая советская училка.

Мораль истории - на ваш вкус)

День влюбленных

День влюбленных надо отмечать вовсе не четырнадцатого февраля. Правильный день влюбленных будет завтра, 11 августа, и случается он в это время каждый год, сейчас расскажу почему.

Сам я узнал об этом довольно давно, еще в младшей школе, классе в четвертом. Не помню уже по какому поводу подружился с одноклассницей, созданием, как мне тогда казалось, весьма странным. Не красавицей, молчаливой, в голове одни книжки, какие-то крыши по ночам, вообще она жила скорее ночью чем днем, в школе появлялась эпизодически, вскоре вовсе пропала. А тогда вся эта смесь меня зацепила, начали дружить.

И вот однажды, в начале августа, на излете долгих нескончаемых каникул, в пыльном и жарком городе, все приятели совершенно разъехались, школа начала уже вспоминаться без ненависти и даже с некоторым скучанием, всё же какая-то там движуха, она потащила меня ночью на крышу.

Света, кажется. Или Наташа, или Лена. У нас весь класс тогда был из Лен, Наташ и Свет, редко-редко какая Оля мелькала на горизонте и тут же исчезала. Наверное переименовывалась в Лену.

Дружба дружбой, пришлось идти за Леной на ее крышу. Как раз стемнело, август вам не июнь, к десяти уже черное небо и звезды. "Ложись. - велела Наташа. Легли. - А теперь смотри."

Сначала глаза привыкали к темноте. Созвездия я знал не в пример сегодняшнему мне, половину наизусть, все крупные звезды, даже скопления помнил. Начал отыскивать знакомые. Как вдруг на полнеба прочертился яркий след.

- Ты видела? Видела??

- Тише, не кричи. Смотри дальше. - Был ответ.

И тут началось.

Звезды срывались со своих мест, насиженных миллионами лет, и падали, падали, летели через все небо, сгорали яркими вспышками и едва заметными точками. Начал считать, сбился, начал снова. Вспомнил о желаниях, желания кончились на второй дюжине, просто смотрел во все глаза, подмечая то прямо перед собой, то самым краем у горизонта, слева, справа, за головой, летели и падали, падали и летели...

Потом был сентябрь, школа, снова лето, снова сентябрь, сентябри зашуршали один за другим, внезапно снова случился август. Жаркий, душный, Москва горела, все рвались наружу все равно куда. Вырвались наконец и мы, сбежали компанией куда глаза глядят, лишь бы от дыма и гари. Рулили по просветам на горизонте. Выбрались, заселились, упали по номерам отдышаться, к ночи собрались на крылечке.

- Смотри, смотри, звезда упала!

- Стоп, а какое сегодня число? Какое?? Сегодня же Персеиды!

Давным-давно, в далекой галактике появилась комета Свифта-Таттла. Прилетела прямо к Солнцу, зацепилась за его гравитацию, и теперь раз в сто тридцать пять лет пролетает мимо, по длинной эллиптической орбите. А за нею тянется пушистый хвост из льда и пыли, несется по той же орбите, растянувшись почти по всей ее кольцевой длине. И раз в год, в начале августа, Земля пересекает этот пыльно-ледяной хвост.

И тогда с неба начинают падать звезды.

День влюбленных вовсе не в феврале, промозглом и мглистом. Не в этом изводе надоевшей до печенок зимы, которая будет тянуться еще пару месяцев, не смотря на тени всяких там сурков.

День влюбленных настанет завтра, сразу после заката. Когда надо выбраться на гулкую железную крышу, подальше от огней цивилизации, залечь вдвоем и уставиться в темнеющее небо.

Главное составить список желаний. Звезд будет много))

Проект "Обводка", первый шаг сделан!

Тем временем, пока вы спали, мучались похмельем, пекли мужу блинчики и смотрели что там нынче по воскресным утрам смотрят, я уже существенно улучшил город Тбилиси. Сделал его чуть более приятным, заботливым о людях, и вообще френдли.

Проект "Обводка" успешно опробован!

Поразмыслив, начал я не с проспекта Руставели, до него еще доберусь. Выбрал небольшую тенистую улочку в старом городе, совершенно пустынную в шесть утра. И обвел примерно километр ее четной стороны.



Оказалось это занятие довольно несложным, хоть и надо наклоняться каждый шаг. Вон вверху слева на кадре, там реальные ямы в тротуаре, глубиной метра полтора! Ни заборчика, ни столбиков у них, бери и падай, хоть старушка, хоть дитя. Теперь эти ямы видно.

Из минусов - довольно тяжело давить на кнопку аэрозоля столь долго. Нет привычки, ну выработается. Как-то же ими рисуют настенные полотна шесть на восемь. И руки пачкаются, перчатки надо. Но это мелочи.

Зато потом прошел по обведенной улице, это ж просто кайф какой-то! Ни о чем не думаешь, смотришь по сторонам, на дома, на деревья, на облака! Все неприятности по дороге отмечены и видны издалека.

До Руставели тоже скоро доберусь, то-то все удивятся.

По пути еще одна мысль возникла. Вот часто пишут на асфальте под окнами девушек, мол, Света я тебя люблю с днем рождения выходи за меня зараза, и так далее. Приятного в такой надписи мало, кроме того чтобы показать что у Светы появился очередной идиот.

А ведь можно сделать ей действительно приятную штуку. Известно же, какой дорогой Света ходит в школу, или в институт, или на работу. Вот по этой дороге аккуратно краской обвести все неровности и неприятности.

Идет такая Света в школу, или в институт, или на работу, и видит, как о ней кто-то позаботился, а заодно и обо всех остальных.

В идеале конечно он бы ей асфальт перестелил на всем пути, кстати о Пиросмани и его миллионе роз. Лучше бы ту площадь плиткой замостил на те деньги. Но плитка это же не романтика, фу-фу-фу, то ли дело розочки которые сдохнут на жаре через полдня. Зато любовь, ми-ми-ми.

Неведомый грузинский

К началу третьего года отношений с грузинским языком я пришел со статусом "всё сложно". И развивались они в полном соответствии с классическим романом, от романтической увлеченности, через вспышки страсти и радости от узнавания нового, дальше всё спокойнее и размереннее, и вот закономерный финал. Осталось только переключиться на "в активном поиске", ага.

Причин тому наверное две.

Во-первых, грузинский в повседневной местной жизни оказался мне практически не нужен. В Тбилиси большинство тех, с кем я общаюсь, свободно говорят или на русском, или на английском, а часто на обеих этих языках сразу. С английским зачастую у них еще и получше моего. Иногда с русским тоже. Если в глухой горной деревушке на этих двух основах международного общения никак не выедешь, то в мегаполисе, завидев мою откровенно некавказскую физиономию, всяк сразу переходит на язык друга степей. Я тут уже позабыл половину того, что в той деревне выучил.

А во-вторых, лично мне очень не по душе насильственное, неестественное изучение чего бы то ни было. Всё это зубрение спряжений и падежей, осточертевшее еще в средних классах средней школы, жуть же. Бесполезнейшая и неприятнейшая трата времени, я лучше посплю, или поем, или посплю. Чуть профилонишь и забудешь выученное было правило - сразу настроение в ноль, ах я растяпа, забыл вторую форму первого склонения, вот мне за это тройка в четверти.

Нафиг-нафиг это всё, я за естественную форму обучения. Понадобилось - нашел, пригодилось пару раз - запомнил сам собой. На ум каждый раз приходит старинная шутка про лучшее в мире образование: сколько лет изучали английский язык? - семь лет в школе, два года в институте; степень знания? - перевожу со словарем.

А всё потому что пока не понадобятся ежедневно все эти неправильные глаголы фиг ты их запомнишь. Тот же английский у меня бодро пошел только с первыми загранпоездками в страны третьего мира, где волей-неволей надо было объясняться с такими же изучавшими семь лет в школе, и знавшими только артикли. Плюс произношение через фонетику аллаха всемогущего. За первую загранку мой инглиш скакнул в разы.

Так что по поводу грузинского я тут совершенно не комплексую. Как с сопроматом, который я успешно забыл курсе на третьем. Понадобится рассчитать защемленную балку - не вопрос, покопаюсь полдня и выдам результат, чай не на необитаемом и обесточенном острове, где единственный источник знаний - твоя набитая инфой голова.

Плюс еще из незнания грузинского выявился немаленький такой плюс. Поскольку в голове нет привычки воспринимать местную речь на слух - я могу ее более-менее понять, только если централизованно в нее вслушиваться - мимо меня проходит 99% неконтролируемого мной словесного контента. И это оказалось истинным счастьем.

Помню как я страдал на родине, когда мне в голову постоянно лезла со всех сторон вербализированная русскоязычная среда. Аудиореклама, случайно услышанные обрывки песен, чьи-то нелепые разговоры а он что, а ты что, а он что, вот идиот, а ты что. К концу дня мозг реально взрывался от пресыщения этим аудиомусором.

Визуально я тоже немало страдал. Вывески, опять реклама, какие-то нелепые объявления, глаз же зараза всё читает, с пяти лет как только выучил эти мерзкие буквы. Абырвалг. Вдруг там написано Что-то Важное, а ты это Не Прочитаешь, и тут же Умрешь.

Грузинский с этой точки вообще волшебный язык, со своими макаронами вместо букв. Даже латиница стократно хуже, ее же понимаешь, мозг невольно читает все вокруг. А тут - пока увидишь очередной набор спагетти, пока подумаешь - К это или П, нет, не П, у П хвостик вверх и вправо, а тут просто вверх, значит это К. Ку. Куц. Или Куж. Ладно, пусть будет Куж. Кужоро. Это что дальше? Наверное З. Кужорозиами. Кужорозиами, супер! А, нет, это не М, М дыркой влево, а тут вправо, значит Н. Кужорозиани! Теперь понятно. Интересно, кстати, как это переводится?..

То есть чтобы прочитать одно слово, нужно целенаправленно! вдумчиво! потратить на него около минуты. Грузинские слова все как минимум из восьми букв, помню меня потрясло слово "но", в смысле but - по-грузински оно звучит "маграм". Маграм, Клара! Как будто это не "но", а название старинной горы в горах. И вот нужно потратить минуту, то есть сознательно остановиться, начать разбирать и вспоминать все крючочки. Этого не станешь делать на ходу, автоматом, забивая себе голову бессознательно. Это выключает тебя из вербального контекста, и дает изумительную возможность начать наконец воспринимать контекст невербальный - цвета, формы, изгибы да пусть даже у тех же букв, воспринимать их как красивый макаронный узор, а не "покупайте наших слонов со скидкой". Удивительное ощущение.

Ну и конечно мимо ушей проходит весь этот бред, который в 99% несут мимо тебя обыватели. Всю эту бытовуху и банальщину, что кто кому когда сказал, а что она сделала, а почем нынче клубника на базаре, зять купил новый мерседес а у самого зубы во рту через один, а она ей потом и говорит, и так далее, и так далее.

К чему телега. Если кто хочет сюда и вдруг парится как оно в Грузии будет без грузинского - совершенно прекрасно. Всем горячо рекомендую.
вейдер

Туфли

Самую шикарную обувь, которая была у меня в жизни, я купил, как сейчас помню, в середине июля 1994 года. И вышло это довольно забавным образом.

В тот год я аккурат закончил один маленький таежный вуз, и был уже на полпути в московскую аспирантуру. Красный диплом, рекомендация кафедры, на принимающей стороне я заочно знал всех профессоров и зачитывался их монографиями, даже чемодан был наполовину собран.

Проблема была в том, что у меня не было денег на московскую жизнь. По крайней мере на первоначальный ее период. Работал я в своей тайге по программистким делам там-сям студентом уже года три, но приносило это сравнительно небольшие деньги, которые тратились - я сейчас даже уже не вспомню на что именно, но как-то довольно незаметно утекали. По пути течения еще и с хрустом подъедаемые инфляцией - 92-93-94 годы, цены прибавляли по нулю чуть ли не раз в квартал, а на валютные расчеты тогда перешла только столица, в провинции не было такой привычки.

И волей-неволей пришлось перейти на темную сторону заработков, тем более что половина моих друзей исправно челночила по всем близлежавшим заграницам, и уже постепенно обрастала праворульными японками и местными девицами.

Поэтому, оглядевшись и поразмыслив с парой таких друзей - Андрюхой и Серегой - прикинул в чем я волоку, ну не в кофточках же с люрексом, - и начали мы возить компьютерную и оргтехнику.

Разница в ценах между краевым центром (ночь на поезде) и глухой тайгой (еще ночь на поезде) при хорошо подвешенном языке и малоразборчивых офисных труженниках составляла какие-то дикие сотни процентов. Если на одной печатной машинке "самсунг" - фантастика! у нее была корректирующая лента и память на целую строку текста! - не удавалось заработать два конца, сделка считалась так себе. Дикие лихие годы, ага.

Причем как нас тогда не прищучил никто из местных криминальных личностей - мне так и осталось неведомо. Уголовный край, банда на банде. Видимо челноков было всё же больше чем банд, и работы им и без нас хватало, одним словом - обошлось.

И вот в одну из июльских поездок нам удалось провернуть совсем уж мегасделку. Отдаленная госконтора, что-то вроде налоговой, или пенсионной, купила сразу ксерокс, комп с принтером, пару машинок, еще чего-то по мелочи. Причем деньги безналом перечислили на личный счет в сбербанке, который сокращенно был "л/с", что мы тут же без тени сомнений перевели как "лицевой счет". Какие налоги, какая обналичка, слов-то таких не знали. Вот цифры, шлите бабло, окей. Причем даже откатов начальству не давали, ну пару кофточек подарим, тетки и рады.

Меж тем сумма оказалась несколько миллионов. Надо идти получать, сразу вкладывать в товар, на счету деньги горят как трава в июльский день.

А как-то так получилось, что к дню получки я дошел совсем уже на последние копейки. Пешком ходил, даже на автобус не осталось. Выглядел причем соответственно - может потому к нам никто и не приставал, подумать никто не мог по внешнему виду. Последние кроссовки шлепали по асфальту оторвавшейся подошвой, чтобы не шаркать носками, я подвязал ее шнурками сверху - и пошел через весь городок в сбербанк.

С собой у меня была дерматиновая папка на молнии, в которую - я прикинул - если крупными купюрами в пачках, то вся прорва денег и влезла бы.

Ага. В сбербанке крупных не оказалось от слова совсем. И когда завезут непонятно. А снимать надо прямо сейчас, уже отложен товар в крайцентре, уже в кассу на вокзал бежать, поезд вечером. Деваться некуда, прошу давать чем есть.

И кассирша мне выдает - восемь запечатанных в пленку брикетов по десять банковских пачек по сто банкнот в каждой - тысячными то есть доденоминационными купюрами. Выталкивает их мне в окошечко, как крупье на рулетке фишки своим скребочком. Распишитесь и забирайте.

А я прикидываю, сколько метров я пройду по нашему городу живым, прижимая к груди такую кучу бабла. Еще и должен останусь потом, если выживу. И во всем сбербанке как назло никого народу, чтобы хоть у кого купить пакет непрозрачный. А может и к лучшему что никого, потому что выйдут за мной, доведут до темного переулка - исход тот же.

В этот момент - мысль-то лихорадочно работает, как выжить и не потерять добро - я вспоминаю, как за неделю до того ездил с дядькой за грибами, и как грибов оказалось вот примерно столько же, сколько у меня сейчас в окошечке денег, и обе наши мегакорзины заполнились за первый час, а грибы идут и идут, как их оставишь, а как их унести. И начинаю я прямо у кассы раздеваться.

Ну то есть не совсем до трусов, а только сверху, по пояс. Снимаю рубашку, завязываю узлом ее рукава на манер мешка, застегиваю пуговицы - и складываю в нее все восемь кирпичей денег. Приличия, комплексы, в помине нет, дело спасаю. Благо снаружи июль, жара, как раз сезон прогуляться с голым торсом.

И с этой поклажей - она еще и весила немало, плотно упакованная гербовая-то бумага - выхожу на улицу, делаю несколько шагов, придерживая узелок на плече. В этот момент на квакающем кроссовке развязывается шнурок, что придерживал подошву, кроссовок говорит "ква" и умирает, разодранный совершенно пополам.

А я же теперь был богат. Ха, сказали мы с внутренним петром иванычем, и заозирались по сторонам. На другой стороне дороги как раз красовался обувной магазин, совершенно безлюдный по причине цен - люд в те времена одевался целиком на челночном рынке, какие магазины. Пошел внутрь.

Внутри обнаружилась парочка снулых девиц, первый покупатель к полудню, посмотрели недоверчиво. Полуголый, с узелком за спиной, в порванных обувках, со слегка ошалелым видом. Сцена из фильма "Красотка", ага, его тогда как раз крутили повсеместно.

Я же, добивая всю картину, осмотрел экспозицию, и с нахальным видом спросил, мол, какие у вас тут ботинки самые дорогие.

Девицы переглянулись и вытащили какие-то совершенно чумовые туфли. Европейского пошива, из двух видов кожи - коричневые носы, задники и щечки под шнуровку, между ними мягчайшие темные вставки, которые гнулись во все стороны, ни трещин чтобы, ни заломов. Носы еще и блестели по-зеркальному. Надо было брать.

И под взглядами обеих служительниц я сунул руку в узелок из моей же рубашки, сноровисто, как фотолюбитель с бачком для пленки, нащупал там ближайший денежный кирпич, вскрыл его уголок и выудил пару тысячных пачек. Стоили туфли, как сейчас помню, 136 000 рублей.

Померил, потопал об пол, сложил аккуратно свои развалюхи в туфельную коробочку и опустил в урну рядом с магазином. До дому доехал в обновках, уже поймав кого-то по дороге.

Туфли те, кстати, благополучно дожили до московской аспирантуры, отходили по слякотному межсезонью несколько лет, превратились по дороге в совсем жуть и рвань, и благополучно издохли в урне очередного обувного - привычка переобуваться прямо у прилавка у меня сохранилась на всю последующую жизнь.

Но ни до, ни после, у меня уже никогда не было таких шикарных туфель.
вейдер

Открытки из прошлого

Открыточная затея кроме небольшого дохода приносит мне еще один вид удовольствий, о котором стоит рассказать. Дело в том, изначальная мысль - отсылать кадр и рассказ на свое усмотрение - трансформировалась в еще более веселую идею.

Меня все чаще и чаще просят съездить в определенный район, двор, к определенному дому, или улочке, или кафе. В то место, с которым у человека связаны приятные воспоминания, и теперь ему интересно, что же стало с тем домом, двором, улицей. Множество тбилисцев разъехались по миру. Множество людей здесь жило, росло, встречалось, женилось, дружило с соседями. Да и просто приезжало на выходные, в отпуск, в командировку - год, пять, десять лет назад, - и сохранило о городе самые волшебные воспоминания.

Тбилиси в этом отношении хорош еще и тем, что меняется он очень постепенно. Центр конечно не узнать, но того центра там - километр на километр. Маленькая туристская резервация, отмытая, отчищенная, перестроенная на европейский лад.

Вокруг же живет и дышит огромный город, который если и меняется, то какими-то совершенно незаметными шажками. Вместо мусорной кучи появились два контейнера, которые по утрам опустошает веселая парочка в оранжевом, катающаяся на запятках мусоровоза. Магазин после ремонта оказался с непривычно большими окнами и новой вывеской. Школу отремонтировали и огородили забором, перед входом воткнули шест с флагом и перестелили асфальт. Даже дети остались практически те же, что были и двадцать лет назад, и тридцать.

Остальные же дома, балконы, окна, двери - законсервировались похоже на десятилетия вперед. Ветшают, осыпаются, их подкрашивают и поправляют, но не сносят под корень бульдозером для турецкого шалмана с синими окнами. Ну, практически не сносят.

Это дает волшебное чувство, что город так и остался таким, как ты его запомнил. В него хочется вернуться, его хочется помнить, верить что пока ты тут у себя носишься, живешь, рожаешь детей, меняешь машины, квартиры и страны, зарабатываешь состояния и спускаешь их на курьерских, стареешь в зеркале и глазах встречных, - где-то там за снежными горами, в зеленой теплой долине все так же стоит тот самый дом, та самая улица, растет всё то же дерево, с которого ты упал и сломал руку, цветет виноград с тем самым вкусом, который тебе снится до сих пор, соседкино белье всё так же сохнет на веревке, протянутой от ее окна к столбу, и даже отколотая плитка на третьей ступеньке твоей лестницы всё так же отколота и торчит неровным, хоть уже и порядком стершимся краем.

Мне шлют и шлют эти адреса, номера домов, названия улиц - еще прежние советские, или как тут говорят "те что были при коммунистах". И я еду, ищу, расспрашиваю прохожих, нахожу эти дома и дворы. В которых за десять-двадцать-тридцать лет так ничего и не изменилось.

Недавно я отыскал очередную такую пятиэтажку, с уже новым номером и на улице с новым именем, но по описаниям - ту самую. Школа за углом, через дорогу магазин, вторая улица от метро, Т-образный перекресток. Она. Зашел во двор, присел на скамейке, прикидывая характерный кадр. И тут меня начало постепенно накрывать.



Точно в такой же пятиэтажке я когда-то жил сам, в тысячах километров от Тбилиси. Мы переехали в августе, аккурат перед моим первым классом. Такой же пыльный солнечный двор, четыре подъезда - мой был последним от дороги, четвертым. Палисадник под окном с поваленным забором, точно так же обильно удобренный соседскими собаками, беспородными и беззаботными, какими были тогда мы все. Сараи, в которых вечно звякало железо по железу, что-то чинилось и перебиралось, пахло смазкой и прочими волшебными детскими запахами. Я выкатывал велосипед, к которому сразу все выстраивались "дай покататься", и пока мои сверстники нарезали круги по двору - строго до первого подъезда и обратно, затем следующий по очереди, - сидел на бордюре, грелся на солнце и не думал ни о предстоящей школе, институте, ни о вообще всей последующей жизни. Точно так же, как не думал о ней и в этот момент, сидя и греясь у чужого, но такого своего подъезда.

Потом отснял кучу кадров, вернулся, открыл ноут и личку:

"Гоша, у меня к вам наверное необычная просьба. Дело в том, что мой дед родился и вырос в доме по улице Севани. Он давно уже умер, я почти его не помню, да и в том доме никогда не была. Но его сможет опознать моя мама, если он конечно еще остался. Можете ли вы сделать для нас открытку с этим домом?"

Конечно могу.
вейдер

Январь в Тбилиси

Восторги по поводу январского солнца и температуры +15 явно кого-то наверху повеселили и заодно сподвигли, приподняв левую кустистую седую бровь, сказать - ну-ну.

Будучи атеистом, я этого конечно не знал, поэтому вышел из дому в джинсах, осенней куртке, без перчаток и шарфа, а на ногах моих не было туфель Ecco лишь потому, что они до сих пор так и зарыты где-то в одной из сумок в моей машине. Сумок много, машина далеко, хожу в лыжных зимних ботинках. Это и спасло меня сегодня от карьеры Маресьева.

Потому что, пройдя во всем перечисленном метров тридцать, я понял, что сегодня это явно вам не вчера. Второй выход состоялся уже в лыжных мембранных штанах, в шарфу, в зимней куртке и в сванской шапке. Мамин окрик школьной давности "да перед кем тебе там форсить" наконец обрел искомую актуальность - здоровье важнее. Благо в Тбилиси весьма даже есть кому форсить и без меня.

Забавно, что ударение в глаголе не на О, а на И))

А всё потому, что мироздание в лице атеистической природы решило продемонстрировать климатические свойства тбилисской воронки. Авлабари находится примерно на 1/3 от ее края, и по всему этому круглому краю сегодня с утра приземлилось густое как мацони облако. Натурально - смотришь вниз - внизу чистый прозрачный парк, река струится, рыбаки в километре видны так, что даже различаешь их наживку. Смотришь в противоположном направлении - видишь только края домов и фары машин.

Соответственно облачности спустилась и влажность, кто там неделю назад мне обещал, мол, после твоего взморья в Тбилиси сухой воздух. Настолько сухой, что с него чуть ли не капало. И ветер. И солнца нет. И воздух хорошо если +2, а скорее весомый такой минус. Приехали.

Путей было два - наверх в зиму и вниз в прекрасный тбилисский сентябрь. Спустился вниз, погулял часок по Рике и сентябрю. Там местами даже солнце пробивалось. Шаг наверх - здравствуй, январь. Удивительное вертикальное расслоение.

Зато более-менее нащупалась тенденция, если это конечно она. Понятно стало, куда надо идти греться, а куда - наоборот.

Интересно, что будет по весне.
вейдер

Кузница кадров для туризма

Проблема кадров для грузинской туристической индустрии и раньше была важной. А теперь, когда поток в страну растет с каждым годом на десятки процентов - становится чуть ли не основной, когда все эти люди к нам приехали, начитались дома про красоты, насмотрелись фотографий друзей, впечатлились историей и памятниками - и вот они здесь. Ими надо заниматься. И заниматься ими практически некому.

Нет, конечно есть множество работников турсферы. У нас уже построены сотни гостиниц, где туриста встретят, поселят и накормят. Есть сотни турфирм, которые расскажут и отвезут ко всем замечательным достопримечательностям. Есть курорты, пляжи, таксисты наконец.

Проблема в том, что как только фирма или отель становятся востребованными на рынке, им трудно удержаться от роста своих оборотов. Гостей начинает приезжать в разы больше, фирма расширяется, руководство уже не может заниматься всеми вопросами, которыми оно занималось, когда туристов было десять человек. Нужно набирать персонал.
Collapse )
вейдер

Подтянись!

Неловко признаться, но я никогда не умел подтягиваться на руках. В школе если получался один раз и с разбега, то этот день считался праздничным, хоть результат достигался в одиночестве - на людях я делал вид, что мне вся эта динамометрия не интересна. Ты вот реши за контрольную два варианта подряд, свой, и светловолосой юной соседки, которая смотрит на тебя с восторгом и ждет своей очереди - тогда и говори о бицепсах.

"Были бы кости - мясо нарастет." - старался думать я, когда вытянувшаяся за очередное лето соседка пересела за парту к отличнику по физкультуре.
Collapse )